воскресенье, 30 декабря 2012 г.

маленькая моя

я никому не расскажу о нашей тайне,
все будет плотно скрыто, как в дыму.
За то что между нами вышло, так случайно,
Я добровольно на себя возьму вину.
За странный первый фильм, просмотренный недавно,
за поцелуи первый и последний раз.
Все началось так резко,
закончилось так плавно.
Я знала лишь где тормоз,
ты показал где газ.
За то, что я не сплю ночами.
Кто виноват в возникшей пустоте?
Внутри против тебя все голоса рычали,
из- за тебя теперь все мысли в тесноте.
Не думать.можно ли забыться, когда и помнить нечего с тобой?
Прости.я не смогу решиться, на просто дружбу заключенную с тобой.
(Елизавета Постникова)

помогите

в этом городе вселенская печаль. город не ждет никаких гостей,а незваных гостей ненавидит, он ломает и поглощает их.
мои знакомые в этом городе имеют свои мысли в голове. я знаю, они гении. но город не даст им вырваться. они как мухи попавшие в паутину, они барахтают своими лапками, ненавидят все вокруг себя, но уже не в силах освободиться.они неистово желают свободы, у них бешеные планы, но они никогда не осуществятся.
вчера я сидела в окружении этих несостоявшихся гениев, наблюдала за ними, мы болтали, курили и наслаждались жизнью.иногда, когда они начинали разговор о переезде, я становилась тенью, мне становилось страшно, я хотела плакать. эта печаль, я чувствую, начинает захватывать и меня. мне грустно. до одури
внашем городе погода вершит судьбы, она особенная. она создает наше настроение, власть в ее руках
мы умираем здесь

суббота, 8 декабря 2012 г.

от имени немоего

уже была поздняя, холодная ночь. тогда я пребывал нигде и  ни с кем. я был в кабинете и с книгой. свет был тусклым, что я едва ли мог разобрать буквы. тогда она пришла ко мне, она была сонная и губы ее слипались. она была так красива.. она села рядом и попросила почитать ей вслух. она очень любила, когда я читаю. я думаю она любила мой голос. я надеюсь она любила меня. лежа у меня на коленях и обняв мои ноги крепко и нежно, она уснула. я не хотел шевелиться, я боялся, я трепетал перед ней. ресницы ее трепетали пред сном, сном таким же светлым, как утро возле море, сном таким же теплым как морской воздух. когда я гладил ее по волосам, тело ее отвечало мне. оно чувствовало меня. я знал всегда, что мурашки это придумала она. она говорила со мной мурашками. я думал, что она ангел.

но она оказалась чайкой